Инсайд, либо игра в одни ворота
Обмен учебными материалами


Инсайд, или игра в одни ворота



Инсайдерская информация (инсайд) - это «внутренняя» информация различных организаций и компаний, имеющая гриф «для служебного поль­зования», «секретно» и т.п. Ростовщики имеют своих агентов (инсайдеров) в стратегически значимых государственных ведомствах и организациях, особенно тех, которые определяют финансовую политику (центральный банк, Министерство финансов и т.п.), а также в компаниях, выходящих на фондовый рынок. Инсайдерами могут быть министры, президенты компа­ний и банков, управляющие и самые рядовые сотрудники, имеющие доступ к документам, компьютерам, базам данных, ЛПР (лицам, принимающим решения). Благодаря этой агентуре ростовщики имеют доступ к инсайду, который позволяет принимать им наиболее эффективные решения на рынке и получать миллиардные прибыли.

Различия в доступе отдельных участников рынка к информации фак­тически перечеркивают важнейший постулат «экономической» теории mainstream, согласно которому «рыночная экономика» существует там и тогда, где и когда все участники рынка принимают решения на основе объ­ективной и достаточной информации. В реальной жизни этого нет, поэтому фондовый рынок - совсем и не рынок, а просто площадка, на которой одни грабят других.

Как справедливо пишет Юрий Баранчик, «биржа - это относительно ци­вилизованный отъем средств теми, у кого есть доступ к инсайдерской инфор­мации, у тех, кто такого доступа не имеет. Инсайдерская информация лежит в основе всего биржевого процесса»[951].

Различия в доступе к информации, важной для принятия решений на бирже, определяются прежде всего степенью приближенности того или ино­го участника рынка к вершине мировой финансовой пирамиды, а таковой является Федеральная резервная система[952].

Одним из выдающихся инсайдеров многие эксперты считают бывшего руководителя Федеральной резервной системы США А. Гринспена.

После своей отставки в 2006 г. он занялся инвестиционным менеджмен­том и до недавнего времени был советником компании «Полсон» (Paulson & Co. Inc.), основатель которой, Джон Полсон, известен тем, что в 2007 году, играя на рынке недвижимости, больше всех в мире выиграл на глобальном обрушении кредитных рынков. Прибыль компании в указанном году соста­вила 4 млрд долл. (норма прибыли 550%). И в 2008 году компания оставалась одним из наиболее удачных игроков на инвестиционном рынке[953].



Виртуозно владеет инструментами информационного управления фи­нансовыми рынками такой не менее известный, чем Гринспен, финансист, как Джордж Сорос. Успех к этому спекулянту пришел в результате посто­янной «медвежьей» игры, т.е. игры, рассчитанной на понижение рынка. Сама же игра ведется, как говорит Сорос, с помощью разработанной им «теории рефлексивности фондовых рынков». Суть этой теории в том, что решения о покупке и продаже ценных бумаг принимаются не на основе текущей ситуа­ции на рынке, а на основе ожиданий цен в будущем. Поскольку ожидания - категория психологическая, они могут формироваться с помощью СМИ и различных аналитических изданий. Сорос без стеснения говорит, что он ак­тивно влияет на «ожидания» людей.

Но это лишь половина того, что определяет его успех. Вторая половина, о которой Сорос умалчивает, - доступ к инсайду.

«Считают, что своими удачами Сорос обязан дару финансового ясно­видения. Хотя некоторые данные свидетельствуют о том, что в принятии важных решений Джордж Сорос использует инсайдерскую информацию, предоставляемую высокопоставленными чиновниками политических, фи­нансовых и разведывательных кругов крупнейших стран мира. В 2002 году

Парижский суд признал Джорджа Сороса виновным в получении конфи­денциальных сведений в целях извлечения прибыли и приговорил к штра­фу в 2,2 млн евро»[954].

Пожалуй, одной из наиболее влиятельных финансовых структур на Уолл-стрит является банк «Голдман Сакс» (согласно различным источникам, он входит в состав главных акционеров Федерального резервного банка Нью- Йорка). Этот банк находится на первых строчках различных рейтингов бла­годаря инсайду, а также традиционно тесным связям с Министерством фи­нансов США. Вот и во время нынешнего кризиса «Голдман Сакс» благодаря своему особому статусу остался «на плаву» (в то время как целый ряд других инвестбанков Уолл-стрит «пошли на дно»). Несмотря на все меры предосто­рожности, предпринимаемые этим банком, иногда все-таки он «засвечивает­ся» при использовании инсайда.

Приведем один пример. В 1993 году «Голдман Сакс» вынужден был за­платить 9,3 млн долл. за использование инсайда (5 млн долл. в виде штрафа и 4,3 млн долл. как возмещение незаконно полученной прибыли). Дело в том, что банк узнал раньше других о том, что Министерство финансов пре­кращает выпуск казначейских облигаций с 30-летним сроком погашения. С решением суда банк даже не стал спорить, чтобы не поднимать лишнего шума. Против ряда менеджеров «Голдман Сакс» были выдвинуты уголов­ные и гражданские обвинения.

Если резюмировать все случаи, связанные с разбирательствами по пово­ду использования инсайда, то можно прийти к выводу: конкуренция на фон­довых рынках сводится в первую очередь к конкурентной борьбе за облада­ние инсайдерской информацией.

Жак Аттали[955], будучи тесно связан с финансовой олигархией, признает: обладание информацией становится главным условием успеха тех, кто игра­ет на финансовых рынках. Такое преимущество позволяет «посвященным» (т.е. имеющим доступ к инсайду) решать двуединую задачу: контролировать рынки и получать прибыли за счет других участников. «Рынки находятся под властью тех, кто может предоставлять капиталы в зависимости от имею­щейся информации. Это банкиры, аналитики, инвесторы - "посвященные". В реальности существует ограниченный круг лиц, получающих особые, не­справедливые дивиденды от экономической и финансовой информации о рентабельности проектов. "Посвященные" - не наемные работники и не инвесторы. Обычно это посредники, которые присваивают себе основную часть национального достояния, созданного благодаря технологическим и финансовым инновациям. В современном мире они важнее, чем держатели капитала: владеют временной рентой (информацией) и извлекают из нее до­ход. Больше всего "посвященных" в Соединенных Штатах. Однако по опре­делению они - "граждане финансового мира"»[956].

Уже многие десятилетия страны с «рыночной экономикой» борются с мошеннической практикой использования инсайдерской информации. Вот только трудно понять: реальность эта их борьба или только видимость. На­пример, в США эта борьба уже продолжается более века: первое судебное разбирательство об инсайдерской торговле имело место в 1903 году. Однако до Великой депрессии 1929-1933 гг. никаких законов о борьбе с инсайдом в Америке не было. Вообще до этого времени вмешательство государства в жизнь рынков ценных бумаг было минимальным. Впервые вопросы борьбы с инсайдом были затронуты в принятом Конгрессом США в 1934 году законе «О ценных бумагах и биржах» (известный также как Закон Гласса-Стигалла). В 1988 году был принят специальный закон, посвященный исключительно борьбе с инсайдом и ответственности за использование этого метода обога­щения. Однако, несмотря на достаточно широкую законодательную базу, бо­гатую практику американских судов по рассмотрению дел об использовании инсайда, подключение к борьбе с использованием инсайда правоохранитель­ных органов и даже спецслужб, - количество громких скандалов, связанных с инсайдом, в Америке не уменьшается[957]. Причина такой низкой эффектив­ности очень проста: ожидаемые сверхприбыли от использования инсайда затмевают страх мошенников быть схваченными за руку. Впрочем, такая же картина наблюдается во всех странах, ставших на путь построения «рыноч­ной экономики», включая и Российскую Федерацию.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная